понеділок, 14 січня 2019 р.

Деятельность ОУН в окуппированом Каменском

Александр Слоневский ,
член Национального общества краеведов Украины




Каждый человек имеет право на собственное мнение. Однако не всегда оно соответствует истине.

Многие наши сограждане, часто и не по своей вине, пребывают в каком-то замкнутом кругу игнорирования отечественной истории. И тому есть объяснение. Получая образование, студенты послевоенного и последующих поколений не услышали правды о революции, коллективизации, голодоморе, сталинских репрессиях, ничего не узнали о пакте Риббентропа-Молотова, Катынской трагедии, не законспектировали объективных лекций по самому кровавому из всех вооружённых противостояний, вошедшего в советскую историографию под названием Великая Отечественная война. Что уже говорить о других категориях населения! Но правда всё равно пробивается через асфальт тотальных запретов и стереотипов. Слава Богу, уже можно в положительном тоне говорить о наших земляках и событиях, в описании которых использовались исключительно чёрные краски. 

Среди многих украинцев, кого жестокая круговерть истории ХХ столетия оторвала от родной земли, был и Олекса Калиник. Этот человек сделал невероятное: на чужбине – исключительно на энтузиазме и поддержке соотечественников – создал украинское молодёжное объединение с развитой инфраструктурой, учебными лагерями и печатными изданиями. Он автор множества работ, среди которых особняком стоит книга «Що несе з собою комунізм?», написанная на основе им же спасённых от уничтожения секретных материалов по голодомору в Криничанском районе и селе Романково Днепропетровской области. 

Вы скажете, какое нам дело до этого человека? Ответ прост: крупнейший деятель украинской эмиграции Олекса Калиник и голова Каменской управы во время немецко-фашистской оккупации Алексей Самойленко – одно и то же лицо. В советских материалах на тему оккупации имя Самойленко неизменно сопровождалось эпитетами «предатель» или «фашистский прихвостень». 
……… 
Алексей Самойленко приехал в Днепродзержинск в 1938 году. Здесь он устроился механиком на кирпичном заводе, а затем экономистом в плановом отделе хлебозавода №1. В 1941 году Алексею исполнилось 32 года, но за его плечами уже оставались 6 лет лагерей Беломорско-Балтийского канала, приобретённый опыт конспиративной работы и непоколебимая мечта о независимости Украины. 

22 июня началась война между Германией и Советским Союзом. После провозглашения 30 июня 1941 года во Львове Акта восстановления Украинской державы, участники Походных групп ОУН двинулись на восток Украины закладывать новые органы местного самоуправления. В Днепродзержинске они вышли на Алексея Самойленко. Очевидно, что именно во время этой нелегальной встречи стороны и пришли к соглашению о сотрудничестве в борьбе за государственную независимость Украины, а также о тактике действий в городе, который неминуемо должен накрыть коричневый потоп. 

18 августа последний эшелон с заводским оборудованием и начальством покинул город. Наступило временное безвластие. Самойленко, собравшись с духом, занял помещение горисполкома. Он действовал не один. 

23 августа передовые части вермахта окончательно захватили Днепродзержинск. И тут оккупанты оказались перед фактом существования в городе органа украинского самоуправления, председателем которого является господин Самойленко. План сработал, и Алексей Михайлович получает от немецкого командования официальные полномочия головы управы. Его друг и соратник Степан Корниенко становится секретарём управы. Разумеется, это лишь реконструкция событий, однако именно по такой схеме действовали члены Провода ОУН и их представители во время захвата фашистами очередного украинского города или посёлка. Первым актом гражданской власти явилось возвращение городу его исторического названия – Каменское. 

Управа Каменского разместилась в здании, в котором ещё совсем недавно строчили директивы секретари горкома партии и председатели исполкома горсовета. Свою работу новый орган самоуправления начал с регистрации жителей. Взамен советских паспортов выдавались удостоверения личности – «персональні виказки», которые получали жители Каменского в возрасте от 16 до 60 лет. Бывшие работники милиции, НКВД, прокуратуры, судьи, а также военнопленные получали «виказки» с особой отметкой. 

По сравнению с предвоенным периодом, когда Днепродзержинск насчитывал 147 тысяч жителей, на 23 сентября 1941 года в Каменском, Романково, Тритузном и площадке АТЗ было зарегистрировано 91 тысяча 51 человек. По национальному составу картина выглядела следующим образом: украинцев 74 тысячи 737, русских 11 тысяч 883, белорусов 2 тысячи 366, поляков 1 тысяча 495, евреев 215, немцев 157, других 243. 

По описанию очевидцев Алексей Самойленко выглядел на пять-шесть лет старше своего возраста. За ординарной внешностью скрывались твёрдый характер, целеустремлённость, умение добиться поставленной цели и большие организаторские способности. Ему предстояло соединить порванные нити управления городом, наладить работу городского хозяйства, разрешить множество других не менее важных и кричащих проблем в условиях разукомплектованного производства и деморализации населения. 

На посту головы управы Самойленко закладывает фундамент украинской культурной и духовной жизни. Конечно, его сильно ограничивали рамки куцей «свободы», разрешённой оккупантами. Однако Алексей Михайлович находил возможность обходить запреты и внедрением рациональных нововведений, одобренных самими немцами, готовил почву для будущей жатвы. При его непосредственном участии была восстановлена деятельность многих учреждений и проведена работа по открытию запрещённых советской властью институтов, таких как церковь или товарищество «Просвіта». 

Не прошло и недели после вступления немцев в город, как в театре Шевченко состоялось общегородское собрание учителей, на котором заведующий школьным отделом Филипп Кондратьевич Вовк призвал педагогов к возрождению национальной жизни. 

4 сентября 1941 года начала издаваться газета «Кам’янські вісті». 

5 сентября 1941 года в управе прошло совещание представителей интеллигенции города в присутствии эмиссара ОУН из Западной Украины и отсутствии немцев. Главный пункт повестки дня «О подборе кадров для организаций и учреждений города». Алексей Самойленко дал установку о необходимости приёма на руководящие посты исключительно лиц украинского происхождения и людей, преданных делу возрождения Украины. 

Встреча с членами Походной группы не прошла бесследно. По словам редактора газеты «Кам’янські вісті» Ивана Куменко, «вместе с немцами на оккупированную территорию, в том числе и в Каменское, прибыли из Галиции ряд представителей организации украинских националистов. В Каменском они получили хорошую защиту в лице головы управы Самойленко и начальника полиции Корниенко, при поддержке которых свободно занимались своей деятельностью и предупреждались о грозящей опасности от немецкой жандармерии». 

Степан Корниенко в тридцатые годы отбыл семь лет заключения в советских лагерях по делу «Союза Освобождения Украины». Украинец, лет тридцати пяти, друг семьи Самойленко, он перед войной возглавлял курсы по вождению мотоциклов. В начале оккупации Корниенко непродолжительное время работал секретарём управы, затем, не без помощи председателя, занял должность начальника Каменской полиции. Здесь он в обязательном порядке ввёл приветствие-отзыв «Слава Україні! – Героям Слава!», в его кабинете висел древний украинский герб «Тризуб». Когда немцы запретили деятельность ОУН и потребовали от Корниенко начать репрессии по отношении к националистам, тот всячески саботировал данные мероприятия. 

В сентябре 1941 года состоялись собрания инженеров города по выбору директоров заводов. В ситуации, когда повсюду царили неразбериха, растерянность и страх, городская управа взяла на себя функции координатора управления городскими промышленными предприятиями и фактически ими руководила. На протяжении примерно двух месяцев до перехода хозяйственных функций в руки немцев, руководители предприятий по разным хозяйственным вопросам обращались непосредственно к Самойленко. 

Всего инженерно-технических работников, работавших на предприятиях и учреждениях города, оказалось 241 человек, а занимающих при немцах руководящие должности – 117 человек. Среди них Неклеса, избранный украинским директором металлургического завода; Когутинский – директор коксохима; Шульга – директор азотно-тукового завода; Рощин – директор цемзавода; Юшков – директор ГРЭС, Кудинов – директор котельно-сварочного завода, Шишко – директор вагонного завода. 

В октябре 1941 года в Каменском начались занятия в школах, причём школа №5, перенесенная на ул. Больничную-90, объявила набор детей в классы с русским языком обучения. Дети немецкого происхождения имели право учиться исключительно в немецкой школе. Было введено обязательное 4-классное образование, окончить 8 и 10 классов (школы №23 и №26) можно было по желанию. Открываются биржа труда, украинский драматический театр имени Шевченко, Николаевская и Рождество-Богородичная церкви, а также храмы в прилегающих посёлках – Романково, Тритузном, Карнауховке; происходит набор в украинскую вспомогательную полицию, должную следить за общественным порядком в городе. 

Одним из первых шагов новой гражданской власти стала резолюция о приведении города в надлежащее санитарное состояние и публикация правил поведения в общественных местах. В материале «Кам’янських вістей» «Покінчити з ганебною спадщиною» говорилось: 

«На Україні навіть такі слова, як «чорт» або «дурень» в кожній порядній родині вважалися неприпустимою лайкою. З боку Москви, що завжди була колискою «матерщини», зроблено все для знищення національного українського побуту й навіть самої мови. Брутальне поводження, грубіянство і хуліганство плямує наше суспільство, а тому мусить зустрічати рішучий опір з боку свідомої людності». 
В ноябре 1941 года в Каменское для нелегальной работы прибыл из Западной Украины Владимир Войтович. Он сразу же вошёл в контакт с бывшими узниками советского режима – головой управы и начальником тайной полиции. К этому времени немцы запретили ОУН как враждебную по отношению к Третьему рейху организацию, и националисты перешли к подпольной форме борьбы за восстановления украинской государственности.

Справка: Войтович Владимир, он же «Юрко Чёрный», представитель Центрального Провода Организации украинских националистов. В ОУН структурные звенья сверху донизу именовались «проводами» («центральный провод», «окружной провод» и т. д.), а их руководители назывались «проводниками». Лет 22-25, среднего роста, широкоплечий, плотного телосложения, но очень подвижный, брюнет с зачёсанными назад волосами и красивым лицом, он говорил с отчётливым «галицийским» акцентом. Юрко проводил большую работу по вербовке и привлечению горожан в ОУН и распространению оуновской литературы. Погиб при выполнении задания.
………
Одним из привлечённых в ОУН сотрудников городской управы стал 40-летний житель Каменского Иван Самаренко, осужденный в 1928 году на пять лет за участие в надуманной украинской контрреволюционной организации. Будучи секретарём управы, Самаренко был непосредственно связан с руководством Каменского провода ОУН; под псевдонимом «Железняк» проводил обработку и вербовку новых участников подполья. В его функции входила организация и осуществление телефонной и «живой» связи между районными и областными проводами ОУН, обеспечение продуктами питания нелегалов-западников, подбор и оформление конспиративных квартир. В частности, Самаренко приобрёл для украинского подполья квартиру на Немецкой улице, 20-4 (пр. Пелина). Здесь периодически останавливался Юрко Чёрный, и здесь же в большом количестве перепрятывалась националистическая литература. 

Практически постоянным местом пребывания представителя Центрального провода являлась квартира по ул. Бетховена, 74-56 (ул. Арсеничева). Кроме того, Юрко Чёрный неоднократно пользовался жильём слесаря металлургического завода Павла Кивы по адресу Немецкая улица, 71-34. Здесь он не только скрывался от тайной полиции, но использовал квартиру в качестве явки, где встречался с товарищами по борьбе, в частности с «западником» Зинько и каменчанином Григорием Цецурковым. 

Местным руководителем Провода ОУН стал Кричанов Иван Антонович, 1920 года рождения, русский. Брюнет, невыразительного телосложения – среднего роста, худой, немного сутулый – он до войны учился в Днепропетровском мединституте, а при немцах работал врачом в поликлинике на соцгороде. Проживал в селе Тритузном, ниже азотно-тукового завода. 

Дальше пошла цепная реакция вхождения в оуновскую организацию новых и новых членов. Алексей Самойленко лично принимал на работу в управу руководителей отделов, которых подбирал как с точки зрения профессиональных достоинств, так и приверженности делу украинского возрождения. Поэтому ему и его ближайшим единомышленникам не составило большого труда привлечь к подпольной деятельности надёжных людей. Фактом, не вызывающим сомнения, является членство в ОУН литературного работника редакции «Кам’янських вістей», школьного учителя Валентины Зайченко – невесты Алексея Самойленко.

После того, как в ноябре 1941 года в газете появилась статья Ивана Куменко «Літературна мова та діалекти», в редакцию пришёл Владимир Войтович. Отрекомендовавшись приятелем Самойленко, он после беседы предложил редактору вступить в организацию украинских националистов. Войтович сообщил, что идеологом движения является Николай Михновский, а руководит ОУН Степан Бандера.

Услышав положительный ответ, Юрко продиктовал по памяти Декалог – десять заповедей оуновцев, дал задание вовлекать новых членов и соблюдать правила конспирации. В свою очередь, Куменко завербовал в ОУН заведующего городской типографией Виктора Белого. Теперь появилась полная возможность – безбоязненно и без помех – печатать националистическую литературу и листовки. Также Куменко удалось привлечь в Каменскую организацию ОУН ответственного секретаря газеты «Кам’янські вісті» Александра Горба и обработать директора азотно-тукового завода Андрея Шульгу, которого окончательно завербовал галичанин Юрко Чёрный. Таким образом практически все сотрудники газеты «Кам’янські вісті» стали участниками подпольного движения.

Что касается Каменской управы и смежных с ней учреждений, то пирамида организации ОУН выглядела следующим образом: 

Самойленко Алексей (голова управы), Вовк Филипп (заведующий отделом образования). Куменко Иван (редактор газеты «Кам’янські вісті»), Михайлик Андрей (заведующий радиоузлом), Корниенко Степан (начальник полиции), Литвин Моисей (голова Криничанской районной управы), Самаренко Иван (секретарь Каменской, затем старший секретарь Криничанской управы), Масенко Василий (инспектор отдела культов), Саботин Афанасий и Брусник Харитон (священники Николаевского собора), Шульга Андрей (директор азотно-тукового завода), Неклеса Порфирий (директор металлургического завода), Чёрный Харитон (директор кинотеатра «Україна»), Коваленко Алексей (врач), Симинога (заведующий торговым отделом), Сеник Алексей и Ляшко Анатолий (инспекторы отдела народного образования), Сироватенко (заведующий отделом социальной опеки), Слюсар (паспортный отдел), Рябошапка (собес), Николаевич Г. (заведующий финотделом), Дегтяренко Аким (старший секретарь управы), Бабенко С. (актёр, режиссёр театра), Соломонов Борис (референт головы управы), Потапов (директор школы №19) и другие.

ОУН имела жёсткую конспиративную структуру. В низовых ячейках члены организации знали не более трёх-четырёх человек. Руководитель ячейки-куста был связан с районным руководителем Провода ОУН, который, в свою очередь периодически выезжал в прилегающие сёла других районов для поддержания связи. Районная организация подчинялась областному проводу, а тот уже увязывался с центральным. Но большинство интеллигенции, запуганное немецким террором, расстрелами мирных жителей, боялось арестов и избегало любой политической деятельности. 

Все мероприятия, проведенные при непосредственном участии Алексея Михайловича Самойленко, необходимо рассматривать сквозь призму националистической работы. Самойленко являлся руководителем украинского патриотического движения, как надводной официальной, так и невидимой подпольной его части, поддерживая тесную связь с представителем Центрального провода ОУН Владимиром Войтовичем – Юрко Чёрным. 

Одним из основных направлений деятельности являлось распространение пропагандистской литературы в виде листовок, прокламаций, брошюр, статей. По настоятельному требованию Самойленко и Войтовича в каждом номере газеты «Кам’янські вісті» публиковались лекции по истории Украины. Листовки печатались в типографии на улице Кооперативной буквально под носом немецкой комендатуры. 

Продолжение следует...

Немає коментарів:

Дописати коментар