середа, 9 січня 2019 р.

Украинская Автокефальная Православная Церковь в оккупированном Каменском Ч.1

Александр Слоневский,член Национального общества краеведов Украины


После вторжения в Украину немцы очень быстро изменили отношение к украинским националистам с нейтрального на враждебное. Начались репрессии, и перед ОУН встал вопрос перехода к конспиративным формам существования. Подчиняя всё и вся идее построения суверенного государства, националисты видели достижение своей цели на путях подготовки всеукраинского восстания против большевистских и фашистских поработителей. 

В Каменском оуновцы проводили легальную деятельность приблизительно до конца 1941 года, распространяя своё влияние через управу, газету и прочие учреждения. Но уже в ноябре во время встречи головы управы Алексея Самойленко с руководителем городского Провода ОУН Владимиром Войтовичем и редактором газеты «Кам’янські вісті» Иваном Куменко, выкристаллизовалась концепция подпольной работы. Центром поддержания духа украинского самосознания и сопротивления германской имперской политике была признана Украинская Автокефальная Православная Церковь, или УАПЦ. 

Ещё в октябре 1941 года в Киеве был созван съезд священнослужителей освобождённых от большевиков областей Украины, на котором присутствовали отцы как автокефальной, так и греко-российской церквей. Съезд принял постановление отправлять на Украине службу Божью на украинском языке, придерживаться каноничности Украинской Автокефальной Православной Соборной Церкви до будущего Первого собора. 

В Каменском чудом сохранились два православных храма – Свято-Николаевский и Рождество-Богородичная церковь, разрушить которые большевики не удосужились. Николаевская церковь ещё до революции считалась жемчужиной сакральной архитектуры Екатеринославщины. Советы устроили в ней музей революции и атеизма, вместо крестов колокольню и купол храма венчали пятиконечная звезда и герб СССР, церковные атрибуты и иконы выбросили, всю красу собора – его художественную роспись – частично закрасили, частично уничтожили, а неоценимый мраморный иконостас вывезли. 

Деревянная Рождество-Богородичная церковь также являла собой немалую архитектурную ценность. Построенная в начале ХIХ века с соблюдением украинского стиля с шестиугольными окнами и воротами, её внешняя раскраска была выполнена в чисто национальных тонах. Красивый иконостас и все церковные святыни полностью сохранились, и потому без особых усилий удалось возобновить богослужения, переполненные молящимися разного возраста. Настоятелем храма стал отец Пётр Новосельский. 

Иван Куменко вместе с Алексеем Самойленко подготовили и опубликовали большую статью под названием «Церква в Україні». В ней утверждалось право на существование украинской автокефальной православной церкви, независимой от московского патриархата, а также давалась характеристика советской власти, преследовавшей религиозную жизнь. 

Самойленко последовательно осуществлял шаги в выбранном направлении. Он решительно поддержал идею организации инспекции культов в составе городской управы. Это давало возможность украинизировать церковные приходы и одновременно направлять деятельность православных храмов в интересах национального движения. Кроме многих православных парафий, в отделе культов прошла регистрацию римско-католическая община по адресу улица Моцарта-30 (бывшая ул. Красноармейская), баптисты зарегистрировались в молитвенном доме на улице Чайковского-26 (ул. Короленковская), евангельские христиане – в здании бывшей кирхи. Инспектором нового отдела Самойленко назначил инициатора его создания Василия Масенко, до войны инженера на местном предприятии, а во время оккупации – одного из руководителей городского украинского подполья. 

В декабре 1941 года Свято-Николаевская церковь была официально передана в ведение УАПЦ. Одновременно с этим инспекция культов городской управы принялась за создание автокефальных церквей на периферии Каменского района. Здесь силами уполномоченных от каждой парафии прошли регистрацию более десяти приходов, а центральным храмом, естественным образом, стала Свято-Николаевская церковь в Каменском, получившая статус собора. Через своего представителя в Киеве Самойленко информировал митрополита Петра Руденко о проделанной работе по восстановлению автокефальной церкви. В ответ митрополит – председатель Всеукраинской Православной Церковной Рады УАПЦ – направил благодарность, опубликованную в газете «Кам’янські вісті» в номере от 17 февраля 1942 года. 

При Николаевском соборе образовался церковный актив во главе с настоятелем Харитоном Брусником, которому помогали отцы Афанасий Саботин и Иван Говядовский. Пресвитеры Николаевского храма откровенно заявляли: «Сегодня мы священники, а завтра – если потребуется, вооружимся мечом». 

Практически сразу началась кропотливая работа по возрождению утраченной красоты святыни. Здесь открылись столярная и художественная мастерские по изготовлению выносных крестов, хоругвей, икон и различной церковной утвари. За год настойчивого труда настоятеля, священников, правления и верующих собор практически обновился: проведен капитальный ремонт, частично снята краска на стенах, реставрировано много икон, создан новый иконостас. 

При соборе был учреждён Комитет помощи бедным. Из собранных пожертвований выдавалась помощь, как деньгами, так и продуктами. За первый месяц функционирования автокефального храма его прибыль составила 30 тысяч карбованцев. Из подаяний кружечного сбора, доходов от церковных мастерских и поступлений от периферийных церквей оказывалась поддержка Каменскому отделению ОУН. Руководители подполья, в свою очередь, рассматривали возможность организации при соборе склада с оружием в случае общенародного восстания. Такой взгляд на возрождаемую автокефальную церковь был присущ не только Войтовичу и Самойленко, но и пастырям этой конфессии. 

Харитону Бруснику в то время исполнилось около 45-50 лет. Человек с высшим образованием, он до оккупации работал учителем средней школы. Как убеждённый приверженец национальной идеи, Брусник тесно сотрудничал с Алексеем Самойленко, придерживаясь позиции, что УАПЦ должна стать фундаментом возрождения самостийной Украины. Летом 1943 года он получил назначение в автокефальную церковь села Калиберда на Полтавщине. 

В центральном храме Каменского, как и во всех автокефальных приходах, богослужение совершалось на украинском языке. Была введена обязательная молитва – духовный гимн – «Боже, великий, єдиний, нашу Вкраїну храни», который вместе с верующими исполнял возрождённый церковный хор. Проповеди насыщались патриотическим содержанием, вводились праздничные дни в ознаменование выдающихся событий из истории Украины, воспевались национальные герои, такие как Петлюра и другие. В собор на богослужения и экскурсии приводились учащиеся. В свою очередь, священники приходили в школы, в беседах с учениками говорили о необходимости посещать церковь, верить в божественное происхождение человека, знать молитвы, воспитывать в себе любовь к Украине. 

Алексей Самойленко стремился к большему – к тому, чтобы город Каменское стал центром автокефальной жизни всей Днепропетровской области. Основным тормозом в осуществлении грандиозной идеи являлось отсутствие епископа, без которого не могли назначаться и воспитываться кадры священнослужителей, необходимые для обслуживания периферийных районов. 

Голова Каменской управы поставил задачу добиться назначения своего человека на пост свободной на тот момент кафедры Днепропетровского епископа. Выбор пал на редактора газеты «Кам’янські вісті» Ивана Николаевича Куменко. Последний должен был стать во главе автокефальной епархии, подобрать надёжных людей в духовную консисторию (управление епархии) и через поставленных во главе церковных приходов священников вести церковь в русле борьбы за интересы украинского народа. Для осуществления задуманного предполагалось выйти на высшее церковное руководство, используя при этом связи Алексея Самойленко с митрополитом Петром Руденко.

Редактор газеты «Кам’янські вісті» родился в январе 1900 года в селе Лесковцы Каменецкого уезда Подольской епархии в многодетной религиозной семье. Отец служил псаломщиком при местной церкви, затем диаконом. В 1917 году Ваня Куменко поступил в Подольскую духовную семинарию и, как отличник, получил направление в Киевскую духовную академию, где укреплял свою веру, знания и религиозный дух. В Киевской Духовной академии Иван обучался до её ликвидации в 1922 году, после чего преподавал в начальных школах Каменец-Подольской области. В 1926 году его зачислили студентом Днепропетровского педагогического института на факультет профессионального образования, где в 1930 году он обрёл квалификацию преподавателя языка и литературы. В этом качестве с 1931 по 1936 годы состоял в разных учреждениях Каменского-Днепродзержинска, в том числе занимал должность директора медицинского рабфака и учителя украинского языка металлургического института. Вот на такого всесторонне подготовленного человека сделал ставку голова Каменской управы в своей игре на покорение Днепропетровской епархии. Иван Куменко предложение принял – к священнической деятельности в высших церковных структурах он готовил себя с юношеских лет. 

К весне 1942 года настоятелем Николаевского собора стал Афанасий Саботин, уроженец г. Балта Одесской области, которому до оккупации пришлось работать грузчиком в Днепродзержинске. Как благочинный Каменского округа он проводил большую националистическую деятельность среди духовенства и церковных приходов. 

За несколько дней до шевченковских празднований сорок второго года состоялось общее собрание интеллигенции и руководителей городских учреждений. Самойленко призвал всех к активной патриотической работе в деле возрождения неньки-Украины. К обращению головы управы присоединились все присутствующие, в том числе священники – Афанасий Саботин и Пётр Новосельский. 

Как прошли шевченковские торжества, Куменко наблюдать не удалось. Сдав редакционные дела заместителю Ивану Артюху, он 4 марта 1942 года выехал в Киев. Финансировалась поездка из церковных сумм, находящихся в распоряжении отдела культов; инспектор Василий Масенко выдал «командировочные» в размере трёх тысяч рублей. 

Посланца снабдили письмом головы управы к председателю Всеукраинской Церковной Рады митрополиту Руденко с просьбой назначить Куменко И. Н. епископом Днепропетровской области с местопребыванием в городе Каменском. К письму приложили рекомендацию, что податель сего Куменко Иван Николаевич имеет высшее богословское образование, является профессором украинского языка, человеком энергичным и популярным, много поработавшим на ниве возрождения Украинской автокефальной православной церкви. Вновь созданная иерархия была молодым неустоявшимся образованием. И главная цель поездки Ивана Куменко – назначение епископом Днепропетровской области – казалась вполне достижимой, пока этот важный церковный пост оставался свободным. 

7 марта 1942 года Куменко сошёл на перрон железнодорожного вокзала Киева. В канцелярии УАПЦ выяснилось, что митрополит Руденко отбыл в Луцк к архиепископу Поликарпу Сикорскому, куда последовал и Куменко. Иван Николаевич предоставил архиепископу отношение от городской управы, подписанное Самойленко, прошение Николаевского Собора за подписью настоятеля о. Саботина, а также письма инспекции культов и других учреждений. По приглашению архиепископа Куменко поселился у того на квартире, где жил более месяца. Однако в епископы рукоположен не был. Затяжку с посвящением митрополит Поликарп объяснил необходимостью лучше узнать прибывшего, порядком соблюдения канонических правил, одно из которых предписывало принятие монашества будущему епископу. 

Продолжение следует


Немає коментарів:

Дописати коментар