среда, 30 апреля 2014 г.

Фильм "Реконструкция" в клубе "Интеллектуального кино".


Если вы любите европейское авторское кино; если вам нравится, как Мария Бонневи смотрит прямо в камеру; если вы не прочь перечитать Чехова и Кафку; если вы никогда не видели красивый Копенгаген; если вам становится грустно от Adagio for Strings; если вы готовы только на второй или третий просмотр понять всю суть, «Реконструкция» — ваш фильм - начала свой рассказ о фильме Наталия Бохан.


Литература

Не знаю фильма, где ещё с такой ясностью и простотой была бы раскрыта тема творческого начала, тема автора. Как зарождается произведение? Почему именно так поворачивается сюжет? В какой момент писатель (художник.) становится вездесущим Богом, готовым простить или наказать своих героев? Ведь только в силах Огуста сделать счастливый финал. Ведь только в силах режиссёра отправить своих героев в Рим. Но ни Огуст, ни Боэ (они ведь сливаются в какой-то момент, недаром повествование идёт от лица писателя) не прощают Алекса.


Чехов

Не уверена, что Боэ целенаправленно пытался создать правдоподобную драматическую линию по канонам Чехова, однако ему это удалось. Когда его герои повторяют, словно заклинание, своё «всё хорошо», зрителю ясно, что всё как раз наоборот — плохо. Ведь Боэ не рассказывает нам об отношениях Огуста и Амэ. Он начинает своё повествование с конфликта, о котором мы можем догадываться. Редко в кино удаётся достичь подобного драматургического эффекта.

Кафка

Боэ — достаточно хороший режиссёр, чтобы наказывать своего Алекса всего лишь банальным одиночеством. Он добавляет в «Реконструкцию» немного от Кафки и выползающий наружу абсурд выносит фильм за пределы арт-хауса. Это больше, чем просто авторское кино.


Команда

… перед нами произведение искусства: не только кинематографа, но и театра, литературы, музыки, живописи. Редкое сочетание интереснейшего сценария, великолепной режиссуры, операторского мастерства, музыкального сопровождения, работы всей команды — от фотографа, который вместе с оператором, монтажером и актёрами дарят нам лучшую сексуальную сцену во всем кинематографе, до светотехника, который освещают улыбку великолепной Марии Бонневи, до костюмера, который придумывает ей красивейший длинный белый шарф.


Композиция

Она в «Реконструкции» самая важная. Благодаря сюжету и названию. Как в хорошем литературном произведении здесь можно выделить завязку, кульминацию…

Копенгаген

Редко в каком фильме удается так красиво показать город, как это удалось Боэ. Его Копенгаген в «Реконструкции» — отдельный герой, в котором живут влюбленные люди. Пока полицейские проверяют припаркованные машины, влюбленные целуются. Пока прохожие куда-то спешат, наш влюбленные вальсируют в осеннем парке. Не уверен, что Копенгаген достоин внимания туристов, но после «Реконструкции» хочется влюбиться именно там.

«Реконструкция» — первый фильм Кристоффера Боэ, признанный «одним из лучших фильмов Каннского фестиваля (2003)". Сам же Кристоффер был признан наследником славы самого Ларса фон Триера.