четвер, 17 січня 2019 р.

Деятельность ОУН в окуппированом Каменском. Продолжение

Александр Слоневский, член Национального общества краеведов Украины 

Нелегальная печатная продукция неравноценного качества и направления поступала в Каменскую и Криничанскую управы различными путями.


Алексей Самойленко писал статьи в «Кам’янські вісті», пользуясь книгами из библиотеки врача Алексея Коваленко – «Історія України-Руси» М. Грушевського и «Історія українського письменства» С. Єфремова. Юрко привёз «Самоосвітник» – журнал массового образования националистического характера, а также сборник антисоветских произведений, получивший название от знаменитого лозунга украинского публициста Николая Хвильового «Геть від Москви!» А из Ровно с немецкой почтой была получена большим тиражом брошюра «Україна в жидівських лабетах». 


Для справки: «Україна в жидівських лабетах» («Украина в жидовских лапах») – антисемитская брошюра, изданная весной 1941 года, обвиняющая евреев в предательстве украинского народа во время революции 1917-1921 годов. Брошюра в первые месяцы оккупации распространялась среди населения, как немцами, так и членами ОУН бандеровского и мельниковского направлений. 

В ноябре 1941 года в кабинете Самойленко представителями всех организаций города в количестве не менее 60 человек обсуждался вопрос создания «Просвіти» и методах работы среди населения. С докладом выступил голова управы, содоклад прочитал инспектор школ Алексей Сеник. В выступлениях особо подчёркивалась необходимость добиться у немецкого коменданта утверждения Устава и Программы национально-культурного товарищества. 

Каменскую «Просвіту» предполагалось учредить на базе Украинского дома (бывшего клуба Вагонного завода). Открытый управой в противовес Немецкому дому (где функционировали офицерское казино, кинозал для завоевателей и местных фольксдойч), здесь работали различные секции, в частности хор, капелла бандуристов, кружок кройки и шитья, «библиотека вагонников». 

Петицию с просьбой об образовании «Просвіти» за подписью Самойленко, Куменко, Дегтяренко, Сеника, Неклесы и других направили военному коменданту. Бергер бумагу подписал, и окрылённые успехом «просвітяни» начали действовать от лица незарегистрированного объединения. В газете «Кам’янські вісті» появляются объявления, что местная «Просвіта» проводит в театре имени Шевченко лекцию на тему «Життя та діяльність Богдана Хмельницького», а в Украинском доме организует такие кружки: «драматичний, співочий, музичний (струнний), художній, а також гуртки по вивченню Історії України, німецької мови, української мови та української літератури». 

Важнейшим условием функционирования каждой организации является наличие источников её финансирования. В этом отношении голова управы действовал также нестандартно, сумев привлечь к ОУН специалиста с высшим финансовым образованием Николаевича, украинца, беспартийного, возраста около 65 лет. Он прибыл из Полтавской области и поставлен Самойленко начальником финотдела управы. По заданию Самойленко Николаевич осуществлял наполнение казны городской ОУН, для чего «проделывал всевозможные денежные комбинации». Кроме того, свою лепту пополнения партийной кассы вносили автокефальная церковь, средства от распространения газеты и другой печатной продукции, а также некоторые доходные мероприятия. 

По словам секретаря большевистского подполья К. Ляудиса, «в своей работе оуновцы использовали недовольство населения немцами. Вся их пропаганда сводилась к показу зверств, творимых немцами над украинским населением, но никаких конкретных мероприятий борьбы с немцами не вели, они были против партизанской борьбы». 

Ему вторит Евгений Стахив, организатор антифашистского и антикоммунистического подполья ОУН на Восточной Украине и Донбассе в 1941-1943 годах: 

«Мы не можем похвастаться боями, потому что не организовывали вооружённой борьбы. Ведь вооружёнными выступлениями мы провоцировали бы немцев уничтожать тысячи людей. Мы на Донбассе ещё в 1942 году начали объяснять людям, что ОУН – это организация украинского народа, а не националистов, ведь советская пропаганда стимулировала отвращение к представителям «буржуазного национализма». Мы говорили, что все жители Украины, невзирая на их этническое происхождение, являются равноправными гражданами. Иначе мы провоцировали бы нацию на внутреннюю борьбу – мало того, что против украинской нации идут нацисты и большевики». 

Конечной целью ОУН была организация общенационального восстания и формирование независимого украинского государства в условиях, когда гитлеровцы и советы обескровят друг друга. 

Самойленко поддерживал отношения с видными представителями национального движения – военного, гражданского и церковного. В начале 1942 года в Каменском побывал националист Иван Голуб. Полковник Армии УНР, Голуб в годы Освободительного движения 1917-1920 годов руководил повстанческим движением на Подолье. Схваченный ЧК, атаман отбывал наказание в Соловецком лагере особого назначения (СЛОН), освободился в 1933 году. С началом войны И. Голуб отправился с членами ОУН(м) на Донбасс для организации в Горловке украинской жизни, издавал газету «Український Донбас». Свою позицию он декларировал так: «Ми, українці, повинні використати момент і знищити німецькими руками усе комуністичне, що зосталось в Україні». 

К началу 1942 года в Каменском в дополнение к военной комендатуре появилась гражданская администрация во главе с штадткомиссаром Кремером. В обязанности городского комиссара входили работа с населением и надзор за украинским органом самоуправления. Теперь Каменская управа была обязана исполнять приказы и постановления комиссара города. Однако не это составляло главную проблему. Штадткомиссар, в отличие от военного коменданта, для которого контакты с управой являлись несвойственными и второстепенными функциями, самым пристальным образом вникал в действия Алексея Самойленко и его команды. Каждый новый шаг давался с всё большим трудом, любое начинание требовало согласования с немцами. 

В январе 1942 года распоряжением штадткомиссара были запрещены к публикации «Лекції з історії України». Тогда Самойленко и Юрко Чёрный пошли ва-банк и решили нелегально отпечатать массовым тиражом брошюру Дм. Дорошенко «Стислий курс історії України», рассматривающей прошлое в контексте развития украинской державности. Но в связи с арестом гестапо одного из учителей, причастного к националистической агитации, подготовку к печати пришлось прекратить, а готовый набор уничтожить. 

В феврале 1942 года в Украинском доме состоялось учредительное собрание Каменского культурно-просветительского товарищества «Просвіта». Имея на руках подписанное в ноябре 1941 года военным комендантом прошение об открытии товарищества, инициаторы «Просвіти» рассчитывали на официальную регистрацию своего предприятия. На собрании присутствовали представители городских учреждений и интеллигенции, заведующий отделом народного образования Ф. Вовк, директор металлургического завода П. Неклеса, всего 50-60 человек. Докладывала девушка из Западной Украины по фамилии Паливец, содокладчиком выступил инспектор отдела образования Алексей Сеник. 

Председателем правления избрали Андрея Шульгу, ответственным исполнителем Харитона Чёрного. Редактору газеты «Кам’янські вісті» Ивану Куменко предложили оставлять для будущей «Просвіти» по 100 экземпляров газет с каждого тиража. Для создания материальной базы товарищества Х. Чёрному поручили организовать доходные учреждения – разные мастерские и комиссионный магазин. Товарищество представило статут на утверждение штадткомиссару города. Однако комиссар Кремер устав не утвердил, а организацию запретил. Поэтому упор в просветительской деятельности возложили на Украинский дом, роль и функции которого уподоблялись сельским клубам – с библиотекой, кружками, хором, капеллой бандуристов, но без постоянного членства и связи с вышестоящими органами. 

В начале марта 1942 года в кабинете головы управы состоялось совещание по подготовке ко дню памяти Тараса Шевченко. С инструктивным докладом выступил лично Самойленко, призвавший присутствующих наиболее ярко отметить роль Шевченко, как борца за независимость Украины. 

Вечером 11 марта многочисленные зрители пришли в театр, украшенный шевченковскими цитатами на жёлто-голубой бумаге. На сцене появился объединённый хор в сопровождении ансамбля бандуристов. Слова «Заповiта» заполнили зал. Торжества прошли с большим вдохновением и патриотическим настроением украинцев. А в Николаевской автокефальной церкви была отправлена многочисленная панихида по Тарасу Григорьевичу Шевченко. 

Подавая отчёт о празднике, штадткомиссар Кремер обращал внимание гестапо на необходимость немедленного следствия против украинских руководителей города, которые, по его мнению, были связаны с бандеровским ОУН. И действительно, тайная полиция арестовала директора театра Фёдора Гладкова, но через месяц за недостатком улик выпустила на свободу. 

23 августа 1942 года исполнился год пребывания Алексея Самойленко на посту Головы управы. Газета «Кам’янські вісті» поместила итоги хозяйственной деятельности города за истекший период, в которых явно прослеживается ведущая роль его градоначальника. Итак, в сентябре 1941 года возобновили работу электростанция, водопровод и канализация. Пущен трамвай, произведен ремонт дорог. Отремонтировано 280 домов. Заработали пожарная команда, баня, прачечная, открыты парки и скверы. Выделено 11 тысяч 962 участка под огороды. Организовано 16 предприятий по изготовлению товаров широкого потребления. Открыто 12 столовых и 65 торговых единиц (магазинов и лотков), рыбная база на берегу Днепра. Органами социального обеспечения оказана помощь инвалидам и нетрудоспособным на сумму 177 тысяч 828 карбованцев. Открыт Дом инвалидов с содержанием 27 человек. Функционируют почта, телефон, типография, библиотека, трижды в неделю собирается базар. Работают 3 поликлиники, 3 больницы, диспансер, 17 начальных школ с 104 классами обучения, открыты детские ясли. В трёх детских домах пребывают 270 сирот, в двух детских садах – 200 детей. Работают театр и два кинотеатра, Украинский дом, спортивное общество «Сокіл», товарищество «Жіноча служба України». Свободно отправляется служба во всех церквях и молитвенных домах. Выходит украинская газета, вещает радио. Возобновляют работу промышленные предприятия. 

Как видим, город, брошенный и разгромленный советской властью, без советской власти не умер. Лучшей иллюстрацией тому служат следующие цифры: по данным Каменского ЗАГС в 1942 году зарегистрировано 598 браков, за шесть месяцев 1943 года выписано ещё 122 брачных свидетельств; большинство из 3130 зарегистрированных рождений приходится на 1942 год. 

Личность Алексея Михайловича Самойленко описывалась современниками как неоднозначная. Он, что называется, не был «белым и пушистым». Голова управы утвердил украинский язык в качестве официального средства общения, категорически запретив подчинённым изъясняться на любом другом наречии. В этом отношении много претерпел сотрудник отдела топлива россиянин Иванько, который совсем не мог говорить по украински. 

Каждое собрание, планёрку или инструктаж Самойленко завершал призывом любить всё родное украинское и ненавидеть всё чужое – московское, употребляя полюбившуюся фразу «Геть від Москви!» Накануне выхода газеты Самойленко без ведома авторов вносил коррективы в их статьи, добавляя цитаты из националистической литературы, находившейся в его кабинете. 

Во время оккупации он женился на учительнице украинского языка и литературы красавице Валентине Зайченко. Венчание происходило в Николаевской церкви. После церемонии молодые на фаэтоне, разбрасывая ребятне конфеты, покатили к дому на улице Йоганесса Брамса (позже ул. Перекопская, редакция «Новой газеты»), в которой размещались немецкая кухня и столовая, и где было устроено гуляние с присутствием украинских и немецких чинов. 

В начале 1942 года Евген Стахив появился в Каменском для встречи с «бургомистром». Впоследствии он писал: «Бував коротко і знав того особисто Самійленка. Він мені, навіть, дав трохи борошна (бо я приїхав з Донбасу, ми там мали голод, не було що їсти), щоб галушки можна варити». 

Евген Стахив считал Алексея Самойленко «одним з найбільших коляборантів». Он вспоминал, что в городе «так було «гарно», про німецько, що до міста приїжджав Еріх Кох з офіційною візитою, тому що там – це німці казали – є взірцевий порядок в Україні». 

И поверхностный взгляд на события 1941-1943 годов подтверждает слова известного деятеля ОУН. Пан «бюргермейстер» Самойленко на многих городских мероприятиях соседствует с высшим немецким руководителем – штадткомиссаром. В его статьях постоянно присутствуют реверансы в сторону «вождя німецького народу Адольфа Гітлера». Невозможно обойти вниманием награды и поощрения, полученные Самойленко от немецкой оккупационной власти: трёхнедельная ознакомительная поездка в Германию или бронзовая медаль «за пророблену гарну роботу в будівництві та керівництві Допоміжною Управою». 

Однако деятельность в оккупированном Каменском, которую проводил патриот небольшевистской Украины, требует коренной переоценки, утвердившейся в советский период. 

В руки головы управы попадают доказательства организации и проведения коммунистическим режимом искусственного голода на территории Криничанского района и села Романково в 1932-1933 годах. Материалы предназначались для вывоза или уничтожения советскими органами, однако в бедламе отступления уцелели. Поскольку городская управа размещалась в здании, где до войны находились горком и горисполком Днепродзержинска, Алексей Самойленко и завладел уникальными документами, чтобы в соответствующий момент предъявить неопровержимые улики миру. 

При приближении Красной Армии к Каменскому немцы начали поджигать левобережные сёла. В сентябре 1943 года, руководствуясь приказом немецкого военного командования, комендант города майор Юргинс издал исполнительное постановление, а штадткомиссар Альбрехт – приказ об эвакуации всех городских учреждений, а также местного населения. 

Алексей Самойленко с супругой Валентиной приняли решение уходить на запад. Эвакуировались многие врачи, учителя, священнослужители, инженеры, руководители отделов и сотрудники управы. Не смотря на паталогическое недоверие штадткомиссара, подпольная организация ОУН раскрыта не была и, в основном, сохранила свои ряды. 

Уходя на запад, попадая под бомбардировки и артобстрелы, Алексей Самойленко сохранил обличающие большевистскую власть документы. Во время перехода через Польшу, Чехию, Словакию, Румынию, Венгрию и Югославию жители этих государств с удивлением спрашивали: «Почему вы убегаете от русских? Ведь это же ваши братья!» Когда украинцы рассказывали, что несёт им коммунизм, то чехи и словаки не хотели верить этим словам. 

Как и тысячи беженцев, супружество Самойленко очутилось в австрийском городе Зальцбург. Здесь Алексею Михайловичу удалось раздобыть печатную машинку с украинским шрифтом, и он начал издавать стенную газету, а потом журнал «Новые дни». Впереди простиралось огромное поле националистической деятельности в новых условиях. 

Но кое-кто из бывших соратников по украинскому патриотическому движению решил остаться. Этот выбор обошёлся им очень дорого. В освобождённом от немцев Днепродзержинске уже расправили плечи органы НКГБ. 

«В период с октября по декабрь 1943 года Днепродзержинским горотделом НКГБ арестована и привлечена к уголовной ответственности группа украинских националистов. Материалами следствия изобличены в преступной деятельности 25 человек, из которых Шульга, Вовк, Горб и Чёрный арестованы, остальные скрываются от органов следствия». 

Таким образом, следователи НКГБ были вынуждены признать, что основные фигуранты подпольной организации ОУН, эвакуировавшиеся из Каменского на Запад, остаются на свободе. 

По приговору военного трибунала Днепропетровской области были осуждены бывшие соратники Алексея Самойленко и члены Каменской подпольной организации ОУН. Среди них: 

- Чёрный Харитон Никитович, директор украинского кинотеатра «Украина» – к 10 годам ИТЛ. 

- Шульга Андрей Иванович, руководитель организации ОУН на азотно-туковом заводе и прилегающих районах – Щорском и Криничанском – к 10 годам ИТЛ. 

- Куменко Иван Николаевич, ответственный редактор газеты «Кам’янські вісті» – к расстрелу. 

- Гладков Фёдор Дмитриевич, директор и главный режиссёр украинского драматического театра им. Шевченково – к 10 годам ИТЛ. 

- Семёнов Леонид Павлович, ведущий актёр театра им. Шевченко, – к 7 годам ИТЛ. 

Голова Каменской управы Алексей Самойленко являлся главным персонажем всех допросов, на нём сосредотачивался основной интерес чекистов. Следователь горотдела НКГБ младший лейтенант госбезопасности Швец, а также старший оперуполномоченный горотдела НКГБ младший лейтенант госбезопасности Голобородько выясняли всё, что касалось персоны Алексея Самойленко. 

Из показаний обвиняемых и свидетелей следовало, что голова управы по своим взглядам являлся твёрдым сторонником «самостійної України», равно враждебно настроенный в отношении советской власти и немцев. Самойленко проводил линию, стержнем которой служило положение, что всё большевистское должно быть украинцам чуждо, но и захватчики-немцы никакие нам не «братья». Голова управы ратовал за открытие на Украине украинской автокефальной церкви со своими духовниками-украинцами, украинских театров, школ, а после войны – установления нового украинского политического строя. Органы НКГБ считали доказанным факт, что Самойленко осуществлял руководство деятельностью ОУН в оккупированном Днепродзержинске. 

Статья написана по материалам книги А. Слоневского «Путешествие из Каменского в Днепродзержинск и обратно» (2017 г.) 

Немає коментарів:

Дописати коментар