понеділок, 28 січня 2019 р.

Драма «Марко Отава» на сцене украинского театра оккупированного Каменского

Александр Слоневский
член Национального общества краеведов Украины


"Важких проблем багато в світі,
Найважча – ворога свого любити"
Олекса Сеник-Запорізький

Этот эпиграф, навеянный новозаветными заповедями Христа, точно передаёт жизненный путь автора – украинского поэта, драматурга и баснописца. Судьба художника слова сложилась таким образом, что он практически неизвестен в городе, который мог бы гордиться его именем.


Алексей Сеник родился 12 августа 1909 года на Екатеринославщине в селе Миролюбовка, ныне Вольнянском районе Запорожской области. Первые стихотворения молодого поэта появились в начале 30-х годов на литературных страницах запорожских изданий. Среди них «Комсомольський комбайн», «Цегельня», «Колгоспна веснянка». Как видим, тематика произведений, судя по их названиям, была самая лояльная по отношению к стране, строящей социализм.

В 1934 году выпускник пединститута начал преподавательскую деятельность в школе. Но, не проработав и года, 26-летний Алексей Ильич Сеник был внезапно арестован по подозрению в участии в антисоветской националистической группе Запорожья, якобы состоявшей из преподавателей-контрреволюционеров. Суд над «членами» группы проходил с 15 по 19 июля 1935 года в Днепропетровске. По сравнению с обвиняемыми, получившими от пяти до десяти лет лагерей, Алексею Сенику повезло: ему отмерили три года каторги. Сибирские остроги закалили Алексея психологически, но подорвали телесно. Он вернулся оттуда, как с того света. Но тут – война, оккупация.

Сеник переезжает в Каменское и устраивается учителем в 21-ю школу. Но уже в октябре 1941 года он параллельно получил место инспектора отдела народного образования при городской управе. Кандидатура Сеника не вызывала сомнений: три года сибирской каторги – хороший аргумент в пользу идеологического соответствия и трудоустройства. А также привлечения к работе украинского национального подполья.

В городе начала выходить газета «Кам’янські вісті», открылся драматический театр имени Шевченко. Становление театра происходило нелегко. При отступлении красные сломали сцену, вывезли самое ценное оборудование, а также костюмы и реквизит. Но, несмотря на разруху, протекающую крышу, частично застеклённые окна, театр заработал.

Премьерной постановкой театра в день его открытия 1 ноября 1941 года стала психологическая драма «Безталанна» Ивана Тобилевича, более известного под псевдонимом Карпенко-Карий. Этот спектакль стал «дебютом» и для Алексея Сеника в качестве рецензента. Его отзыв, опубликованный в «Кам’янських вістях», привлекает внимание дружеским тоном и одновременно серьёзным разбором сценической работы актёров. Уже через два месяца после открытия театр при помощи городской управы и отдела образования имел такие художественные единицы как драматическую труппу, капеллу бандуристов, группу солистов, симфонический оркестр и хоровую украинскую капеллу. 

Кроме работы в школьном отделе, у Алексея Сеника появилась ещё одна отдушина – творчество. Он регулярно приносит стихи и статьи в газету. А однажды мелькнула шальная мысль: а не найдётся ли в блестящем ряду спектаклей по классикам украинской литературы места для его собственной пьесы?

Засев за работу, сам не ведая как, написал «Марко Отава», хотя до того никогда не работал в жанре драматургии. Отмучившись в Сибири, ощутив на собственной шкуре всю прелесть советского образа жизни, он давно перестал смотреть на окружающий мир через розовые очки пропагандиста комсомольского комбайна и колхозной весны. Его драма, да ещё на пять актов, выбивалась из классического ряда Каменских постановок своей яростной антисоветской направленностью. Но именно в этом был шанс Алексея Сеника. 

Сюжет подсказала жизнь украинского села Приднепровья времён 1931-1933 годов. События спектакля разворачиваются на фоне раскулачивания, коллективизации, голода, издевательств большевиков над селянами. Марко Отава приезжает домой из Харькова, где его исключили из института за сокрытие социального происхождения и антисоветскую работу среди студентов. Сразу же по приезде ему предлагают явиться в сельсовет для вручения извещения о налогах. Это вызывает слёзы в семье Марка и проклятия в адрес советской власти. 

Марко собирает сельских парней в лесу недалеко от Днепра и заводит с ними разговор на патриотические темы. Он передаёт им историю Украины по профессору Грушевскому, после чего излагает программу действий, предлагая создать организацию для сопротивления большевикам. Друзья дают согласие бороться за самостийную Украину. В конце встречи все поют украинские песни.

В следующей сцене представляется хата главы семейства Отава, уже раскулаченного сельсоветом. Поникший Марко бросает обвинения в адрес советской власти. Вбегает Галя – невеста Марка – и сообщает, что агенты ГПУ сейчас придут за ним. Юноша благодарит Галю, обещает всегда её любить и отстаивать родную Украину. После чего скрывается.

Хата матери Гали, бедной вдовы. Мать и дочь прячут последний пуд муки в сундук. Входят председатель сельсовета с комсомольцами, производят обыск и забирают муку. Это вызывает слёзы у Гали и матери, слова проклятия в отношении пришедших и сатанинской «власти рабочих и крестьян». 

Очередное действие разворачивается на фоне раскулаченного села. Дома пусты, двери и окна заколочены, людей не видно. Появляются двое мужчин, они на носилках несут труп односельчанина, говорят о повальном голоде, постигшем село, перечисляют имена усопших. Марко Отава с ужасом смотрит на вымершие дома и улицы, сельчан с носилками и от них узнаёт о смерти родных, смерти Гали и её матери. Ему показывают могилу Гали. Марко подходит к месту захоронения невесты, рыдает, поднимается на погребальный холм и произносит душераздирающий и обличительный монолог. 

В августе или сентябре 1942 года Алексей Сеник идёт на приём к голове управы. Просмотрев рукопись, Алексей Самойленко оценил потенциальную силу драмы, её антибольшевистскую нацеленность, актуальность и одновременно глубоко национальный характер, прекрасно вписывающейся в концепцию подпольной работы. События, описанные в пьесе, были не просто близки зрителям – многие из них сами являлись свидетелями и жертвами искусственного голода. Произведение заставляло по-новому пережить недавнее прошлое, и, несмотря на трагический финал, поднимало дух украинского самосознания, растаптываемого большевиками совместно с их местными прихвостнями.

Окна городской управы и театра находились напротив друг друга, и Алексей Самойленко с Алексеем Сеником отправились к директору и одновременно главному режиссёру Фёдору Гладкову. Наверное, это было одно из уникальных совещаний в истории Каменского, в котором принимали участие трое репрессированных советской властью украинских интеллигента: голова управы отбыл пять лет на Беломорканале, режиссёру театра напоминали о себе три года Соловков, соизмеримых с тремя годами Сибирской каторги у автора драмы. 

Фёдор Гладков, талантливый ученик режиссёра Леся Курбаса, тотчас предугадал сценический успех произведения: таких пьес Каменская сцена ещё не знала. 

В декабре 1942 года Каменской драматический театр выстрелил пьесой «Марко Отава». Режиссёрскую постановку воплотил на сцене Фёдор Гладков, главную роль исполнял актёр Леонид Семёнов. 10 декабря газета «Кам’янські вісті» откликнулась на грядущую премьеру.

«У п’ятницю 11 грудня 1942 року молодий український театр ім. Шевченка в м. Кам’янському ставить нову п’єсу «Марко Отава», автором якої є вчитель нашого міста, письменник-початківець О. Сеник. П’єса змальовує життя й боротьбу українського села під час створеного більшовиками голоду 1932-33 р., більшовицько-жидівську систему панування, побудовану на брехні, підлабузництві, шпигунстві, теророві, нечуваній сваволі та грабуванні українського села совєтами. Колектив акторів під керівництвом молодого режисера Гладкова з зацікавленням працював над п’єсою, щоб якнайшвидше довести до глядача цей актуальний твір, який нагадує нам темне минуле й вимирання українського села з голоду за часів більшовизму. Слід радіти, що за короткий час по звільненні від більшовицького ярма в м. Кам’янському вперше на Україні дається цю п’єсу, яка розкриває темні дії «батька» Сталіна і його кривавої зграї». 

На премьерный спектакль были приглашены представители властей города из числа украинцев. Фёдор Гладков выступил с речью, в которой подчёркивал значение пьесы и её правдивость, дал высокую оценку труда автора Алексея Сеника, обличившего большевизм, как преступление против Украины. Актриса театра Екатерина Литвиненко утверждала, что «после принятия пьесы она была продемонстрирована перед зрителями в театре не менее десяти раз». 

На постановку «Марко Отава» восторженно откликнулись газеты Львова, Луцка, Дунаевцев, это было нечто невиданное в театральной жизни! Действительно, новая драма по своей сути являлась не только антисоветским, но и глубоко националистическим произведением, лейтмотивом которого звучала нота возрождения свободной и независимой Украины. Но именно этот факт стал основанием того, что немцы спектакль запретили.

Драма «Марко Отава» стала одной из причин, заставившей Олексу Сеника эвакуироваться на запад. Только за факт постановки пьесы на тему голодомора, организованного большевистской Москвой, Алексею Ильичу, как минимум, светила повторная «командировка» в места не столь отдалённые. И, по крайней мере, не меньшим поводом для принятия решения об отъезде послужило участие Алексея Ильича в деятельности украинского подполья.

Когда стало окончательно ясно, что крах немецкой военной машины неизбежен, Алексей Сеник с тяжёлым сердцем, но, не колеблясь ни минуты, покинул родную Украину и эвакуировался из Каменского вместе с товарищами по борьбе. После бедствий и жестоких мытарств, испытанных в Румынии и Югославии, Сеник, в конце концов, оказался в Германии, в лагере для перемещённых лиц «Sommekaserne» города Аугсбург. В этом вавилонском столпотворении украинская жизнь просто бурлила! Здесь и писатели, и поэты, и критики, и артисты. Пишут, играют, издают!

Алексей Сеник берётся за перо. В 1947 году в Аугсбурге в издательстве «Світ» появилась пьеса Олекси Запорізького «Граніт». Под списком действующих лиц стоит ремарка: «Дія відбувається на Україні восени 1942 року». Алексей Сеник вводит в повествование штрихи и детали, совокупность которых безошибочно указывает на оккупированное Каменское, свидетелем жизни которого стал учитель украинского языка, сотрудник школьного отдела городской управы и член подпольной организации ОУН. 

Действие драмы об украинском подполье разворачивается в городе, где присутствуют работающий театр, коксохимический завод, парк Шевченко, около которого продают шипучую воду; городской парк с центральной клумбой и радиально отходящими от неё аллеями. В городе образована организация «Просвіта», но немцы решили её ликвидировать. Сюжет пьесы «Граніт» до чрезвычайности прост: в октябре 42-го года один из лидеров подполья попадает в тюрьму гестапо, и оставшиеся на воле единомышленники изыскивают способы его освобождения. 

Разумеется, произведение не является «отчётом» о работе национального подполья в Каменском. Его фабула даёт возможность автору, а вместе с ним зрителю, порассуждать и задуматься о некоторых важных вопросах. Например, стоит ли свобода и независимость Родины того, чтобы отдать за неё жизнь? Можно ли ценой предательства завоевать сердце любимого человека? Оправдано ли жертвовать судьбой подпольной организации ради спасения одного её члена? Может ли противостоять сатанинской системе маленький незаметный человек?

В 1949 году Сеник с супругой и дочерью выехали в Бразилию. Там, в городе Куритиба, Алексей Ильич начинает работать над баснями, усовершенствуясь в поэтическом мастерстве. Он выпускает сборник «Нові байки», который делает ему имя. 

«Будь благословенна Куритиба, що подарувала світові найкращого сучасного українського байкаря!» – восклицал доктор Ярослав Славутич в письме к Сенику от 29 сентября 1953 года.

В 1961 году семья переехала в американский городок с греческим названием Сиракузы. Здесь Алексей становится студентом местного университета, его дипломной работой явилось исследование на украинскую тему «Поетична творчість В. Барки», за которую он удостоился учёной степени магистра. 

Алексей Сеник много работал и много размышлял, хотя о своём творчестве говорить не любил. Досконально зная украинский язык, ему нравилось проверять самого себя, заглядывая в словари. Он буквально любовался украинскими идиоматическими оборотами, красотой, напевностью и сладкозвучием речи далёкой, но бесконечно родной земли. Супруга Надежда с внутренним протестом наблюдала, как Алексей безжалостно отбрасывал найденные колоритные, ядрёные, меткие слова или выражения, если они отсутствовали в лексических справочниках. 

Писатель часто читал Евангелие, научил дочь Оксану молитве «Отче наш», когда малютка только начинала говорить. Как-то он сказал жене: «Нет более глубокой и лучшей книги. Здесь собраны все законы и правды жизни».
Умер Алексей Ильич Сеник 20 мая 1968 года от неизлечимой болезни на пятьдесят девятом году яркой, несладкой и насыщенной жизни. Магистра славистики отпевали в украинской православной церкви Святого Луки в Сиракузах. Его похоронили на кладбище Бавнд Брук, где тогда погребали многих известных в эмиграции украинцев.

Настоящая статья написана на основе материалов книги А. Слоневского «Путешествие из Каменского в Днепродзержинск и обратно» (2017 г.)

Немає коментарів:

Дописати коментар