середа, 24 березня 2021 р.

Страницы жизни моего прадедушки Дмитрия

Семейная история, составленная каменчанином Виталием Шрамко по рассказам  родных и старым заметкам  матери 1945-1970 г.

Отец моего прадедушки Дмитрия, Нестор, родился в 1838 г. в деревне Грива, Козельского уезда, Калужской губернии. Административно деревня Грива входила в поселение из 13 населенных пунктов. Главный населенный пункт было село Попелёво. В настоящее время в селе имеется Храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы.


В 1782 в селе уже стояла каменная Рождественская церковь. Последнее здание выстроено в 1815 на средства Бестужевых-Рюминых. В XIX веке Попелёво принадлежало князьям Бибиковым, у которых (после их разорения) было куплено кн. Алексеем Алексеевичем Вяземским.

Князь Алексей Алексеевич Вяземский (1822-1902г.г.) депутат от Козельского уезда, Губернского Земского Собрания, Дворянского Депутатского Собрания Калужской губернии на 1881 год, Уездный Предводитель Дворянства г. Козельска и уезда.

Во владение имением вступил в 1830 г. После его смерти в 1902 году имение перешло к сыну Владимиру.

Князь Вяземский Владимир Алексеевич (1857-1942) 
 и Анна Гастоновна Аксакова-Сиверс


Имение в селе Попелево (Козельский район Калужской губернии). Вольноопределяющийся Московского драгунского полка.
Острогожская школа прапорщиков.
Женат на Анне Гастоновне Аксаковой - Сиверс (сразу после свадьбы перевел Попелево на ее имя). 
С начала Крымской войны в Кабардинском полку "Дикой дивизии". 
Адъютант Великого князя Михаила Александровича.

Имение принадлежало с 1915г. его жене Анне Гастоновне Сиверс, а после, её сестре Аксаковой Татьяне Александровне.

После свадьбы Вяземские поехали в деревню, где Владимир Алексеевич незамедлительно получил повестку о мобилизации его в армию с направлением в Острогожскую школу прапорщиков (Воронежская губерния).

(Будучи в свое время исключенным из корпуса за какую-то шалость, он отбывал повинность в Московском драгунском полку, но офицерского чина не имел.)

Аксакова А.Г с августа 1914 года, с началом Первой мировой войны, работала на складах Красного Креста в Николаевском дворце, затем, по окончании курсов сестёр милосердия Иверской общины — в военном госпитале. В апреле 1915 года уехала к матери в Попелево (Калужская губерния) (весной 1916 года на несколько месяцев возвращалась в Москву). С декабря 1917 года, будучи высланной из имения Попелева, жила в Козельске, преподавала немецкий язык в учительской семинарии.

В деревне было много садов, крестьяне занимались переработкой яблок. Из них изготавливалось повидло и варенье. Выращивалась конопля, из которой делалось дорогое конопляное масло.

Нестор был крепостным, имел свой дом. В хозяйстве была лошадь и корова. Земли своей не было. Что бы прокормить семью, землю арендовал с отработкой. Дом прапрадеда с изменениями сохранился до 1937 года.

В 1858 году Нестор участвует в строительстве пароходов в селе Чернышено, где и научился грамоте. На эти работы его и 10 крепостных отрядил князь Алексей Вяземский, согласно договора, с промышленником Мальцовым.

В 1863 года. Князь Вяземский отправил от своего поместья Нестора и еще несколько человек в армию. Воевал в Крыму составе 5-го Калужского пехотного полка.

В 1864 году Нестор был ранен. После ранения Нестор был признан негодным к воинской службе и отправлен в родную деревню. Граф Вяземский выделил ему земельный надел.

В 1863г. у Нестора родился первенец Дмитрий. Так как в армии Нестору часто приходилось обслуживать пушечное хозяйство, то его знания техники помогали и на усадьбе Вяземских, и среди населения окружающих деревень (ремонтные работы на мельницах и кузнечные работы).

В 1864 – 1868г.г. в России начала строиться железная дорога Москва-Курск, для которой оказался востребованным гранитный щебень.

Зная подрывное дело, в зимние месяцы Нестор устраивался в артели по добыче камня в каменоломнях, которых было много в Екатеринославской губернии. Когда старшему сыну Дмитрию исполнилось 13 лет, Нестор стал брать его с собой. Разработка камня обычно производилась с октября месяца до начала весенних работ. Потребность в щебне была очень велика, так как железная дорога велась в направлении Крыма.

В 1877 году артель добытчиков щебня, в которой был Нестор с сыном, попала в село Каменское Екатеринославской губернии.

Каменоломни здесь были очень старыми и представляли собой длинную галерею, которая тянулась с севера на юг. В ней были многочисленные боковые ответвления, многие из которых были похожи, как размытые подземными водами норы. Входов в каменоломню было три, вблизи Днепра и один на юге Каменского. Между старателями ходили слухи, что иногда здесь находили небольшие самородки золота. Возле входов была охрана от владельца каменоломни. Часто стояли несколько телег с волами для сбора и перевозки камня. Приблизительное направление основной галереи приведено на карте.

Разработки камня были, действительно, очень старыми. Высота галереи была такая, что высокий человек еле доставал до потолка. Ширина была две сажени.

 

В некоторых ответвлениях были следы погребения и пребывания монахов. В таких местах были каменные кресты. Добытчики щебня такие места не трогали, крестились и, уходя, загораживали сюда входы. Кроме этого, были следы беглых, а иногда и они сами появлялись, но в драку с артелью не вступали. Вдоль основной галереи, в потолке были проделаны ходы для воздуха.

Длина этих ходов к поверхности была от 10 до 20 саженей. На поверхности выходы были в виде сруба из четырех досок с козырьком. Срубы были на расстоянии 100-120 сажень. Сочившиеся воды стекали по желобкам вдоль стены и направлялись через восточную галерею в плавни. Южный конец центральной галереи выходил в балку на расстоянии  пяти верст от Днепра.

У этой каменоломни был владелец. Жил он в Екатеринославе, а всеми делами каменоломни заправляли до десятка управляющих. Для приобретения права на добычу камня деньги уплачивались владельцу каменоломни или помесячно, или сразу. Добытый камень продавался скупщикам, которые приезжали за ним раз в месяц. Телеги со щебнем, тягловыми волами отправлялись в Екатеринослав.

Разные артели добывали камень по своему, и со своим инструментом. Бедные артели пользовались кувалдами весом до 10 пудов, кто побогаче- небольшими пороховыми зарядами. Освещение было от горения специально подобранных смолистых дров.

Интересная была добыча этих дров. Рубка сосны на левом берегу была запрещена. Но с верховьев Днепра производился сплав леса плотами, вплоть до появления льда.


В 
месте изгиба берега Днепра (где потом был причал лодок перед будущим речным портом) плоты иногда натыкались в берег. Это сразу становилось известно артельщикам, которые с топорами бежали к берегу. На плотах было не более пяти человек, так, что силы были неравны. В итоге часть плота, застрявшая на берегу, была обрублена. Освобожденный и укороченный плот уходил вниз по течению, а «добыча» растаскивалась между артельщиками, охранниками и местными жителями. Иногда из Екатеринослава  по жалобам сплавщиков приезжал полицейский. Но получив «мзду», составлял «бумагу» о том, что беглых нет, работы ведутся в установленном порядке и уезжал.

В 1880 году «добыча» брёвен прекратилась. В версте от каменоломни хозяин  организовал артель по производству шпал из брёвен. А затем и пропитку шпал. Заключив договор с железнодорожной администрацией, добился прокладки железнодорожной ветки от станции Запорожье до шпалопропиточной артели. Заботу о каменоломне поручил своим сыновьям, которые стали платить меньше.

В работах по добыче камня участвовали дети артельщиков  с 12 лет. Их работой было на санках, чаще деревянных, транспортировать мелкий щебень к выходу. Более крупные куски камня перемещались тачками, а иногда и телегами, которые тянули, для удешевления затрат, сами артельщики. Иногда использовали лошадей. Некоторые артельщики были с женами, которые готовили еду. Простые печи были в землянках, возле входа в галерею.

Продуты, часть свои, часть покупали в Романково. Заработок одного члена артели 45-50 рублей за пять месяцев. За работающих детей и женщин артельщик получал надбавку 2-3 рубля. 

В церковь по воскресеньям ходили в Романково. Работы длились обычно до марта. В первых числах марта, после дележа денег, разъезжали по своим домам. Одновременно в каменоломне работало не более трех артелей по 7-9 человек каждая. Большая удача, если приезжал из Екатеринослава богатый заказчик и заказывал гранитную плиту для памятника. Не сговорившись с новым хозяином каменоломни, Нестор с сыном Дмитрием вернулись в село.

Работы в каменоломнях производились до 1887 года. Компании, начинающей строить в Каменском металлургический завод, было дано предписание: каменоломни закрыть. Мотивировалось тем, что в них находили прибежище преступные элементы. В 1887 году каменоломни Каменского были закрыты. Необходимый камень начали добывать открытым способом в селе Тритузное. Заработки там оказались в три раза меньше.

Итак, Дмитрий с отцом вернулись в свое село. Отец Дмитрия-Нестор, оставшуюся жизнь прожил в д. Грива, часто болел. Сказались ранения на войне и тяжелая работа в каменоломнях. Умер Нестор в 1886 году. Младший сын Нестора, Федор Нестерович, после участия в событиях 1905г., скрываясь от полиции, уехал в Сибирь и следы его затерялись на 85 лет. В 1954 году он приезжал в Днепродзержинск к родственникам.

1954г. Федор Нестерович на Днепре.


В селе, особенно после отмены крепостного права, стало тяжелее жить. Земля осталась в собственности бывших господ. Теперь на ней нужно было работать, отдавая за аренду большую часть урожая, и поэтому без подработки, особенно зимой, выжить было тяжело.

В 1887 году Дмитрий женился и навсегда прекратил артельную деятельность по добыче камня. В том же году у него родился первенец Прокофий Дмитриевич- мой дед.

С 1887 по 1894 г.г. Дмитрий три раза приезжал из села в Каменское на заработки. В это время здесь строился Днепровский металлургический завод, который строило Южно-Русское Днепровское Металлургическое общество. На заводе Дмитрий приобрел профессию слесаря по клепке котлов.

                     1939г. д. Грива, дом прадеда Дмитрия

С 1892 года, Дмитрий в зимние месяцы, свободные от работ на земле, трудится на строящемся Днепровском заводе слесарем и кузнецом в механической мастерской.

В 1894 году Дмитрий оставляет свой дом отцу с братьям  и со своей семьей переезжает в Каменское. Ему, как специалисту, завод выделяет комнату на Нижней колонии, где он с женой и тремя сыновьями жил до 1896 года. За это время, он построил дом в седьмом переулке улицы Ново-Базарной (пр. Свободы). Дом номер 7. Жена Ксения Евстигнеевна была домохозяйкой, работала на небольшом участке земли, следила за старшими и нянчила младших детей. Ежедневно  носила горячий обед к проходной завода, куда выходил Дмитрий, как и многие рабочие, которым жены или их дети приносили обед. Работа длилась с семи утра до шести, а иногда до девяти вечера.

В 1904г. Дмитрий Нестерович с помощью братьев купил участок земли площадью 1100 квадратных сажень за 450 рублей в районе 7 Базарного переулка, где и построил дом. Вся семья переехала из барака Нижней колонии в новый дом.
К 1907 году семья Дмитрия состояла из девяти человек. Всего у Дмитрия было 9 детей.

В 1914 году Дмитрия мобилизовали на 1-ю мировую войну, где три года служил в артиллерии. В конце 1916 года был ранен и после лечения комиссован домой.

В 1919 году, Дмитрий, в связи с остановкой завода, уволился и больше не пытался работать на заводе.

Умер Дмитрий в 1942 году в Днепродзержинске в возрасте 79 лет. Похоронен на сельском кладбище (за 10-й школой).

Составлено по рассказам моих родных и старым заметкам моей мамы 1945-1970г.г.

Виталий Шрамко г. Каменское
2021 г.

2 коментарі: