середа, 24 жовтня 2018 р.

Кам'янське у роки окупації 1941-1943 рр. Газета "Кам'янські вісті"

В числе первых шагов Алексея Самойленко на посту головы Каменской управы стала организация газеты – одного из краеугольных камней патриотической работы в оккупированном городе.


Техническая база для создания нового средства массовой информации имелась, осталось подобрать кадры.
При отделе народного образования зарегистрировался учитель украинского языка Иван Николаевич Куменко. За плечами Куменко был опыт работы не только педагога в металлургическом институте, лектора лингвистических курсов, но и директора Каменского медицинского рабфака – филиала Днепропетровского мединститута. Самойленко предложил опытному филологу проявить свои знания на практике в редакции газеты. Иван Николаевич дал согласие и на следующий день в присутствии головы управы встретился с будущими сослуживцами.
 Окончательно вопрос учреждения газеты санкционировался немецкой комендатурой. В связи с этим, Куменко отправился к коменданту майору Гансу Бергеру, имея на руках записку от Самойленко. На приёме всё разрешилось положительно, комендант позволил выпускать газету под названием «Кам’янські вісті» с периодичностью выхода два раза в неделю. Бергер предупредил об ответственности и о контроле комендатурой каждого газетного материала.
4 сентября 1941 года вышел первый номер «Кам’янських вістей» на двух полосах. Однако учредителем нового субъекта массовой информации выступала не городская управа. В выходных данных газеты значилось: «Видає Місцева Комендатура. Кам’янське. Алея Ганса Бергера, Ч. I. Друкарня Місцевої Управи, Кооперативна, Ч. 10».
Алексей Самойленко остался доволен почином, прикрепил газету на стене своего кабинета и утвердил Куменко ответственным редактором.


Иван Николаевич Куменко, ответственный редактор
газеты "Кам'янські вісті"

Впоследствии, по договоренности с комендантом, выпуск местного печатного издания увеличили до трёх раз в неделю на четырёх полосах, тиражом 4000 экземпляров. С начала 1942 года «Кам’янські вісті» выходили как «Офіційний орган м. Кам’янського» по цене 30 копеек. В дальнейшем цена газетного номера увеличивалась до 1 карбованца и уменьшалась до 50 копеек. Газета выплачивала авторам гонорар.
При подготовке очередного номера Куменко с первым оттиском приходил в управу, где Самойленко вносил коррективы, расписывался на просмотренных полосах, затем вместе с редактором шли на утверждение в комендатуру, и только после этого типография производила набор и печать.
Газета в обязательном порядке помещала военные сводки под шапками «Німеччина перемагає на всіх фронтах», «Звіт озброєних сил з головної квартири вождя», а также зарубежную информацию «З широкого світу», под которым подразумевались страны гитлеровской коалиции или государства, сохраняющие нейтралитет по отношению к Германии. Публиковались шокирующие подробности преступлений советской власти и НКВД во Львове, Виннице, Катыни. К примеру, в №53 «Камянських вістей» от 7 мая 1942 года читатели увидели материал из Таганрога «Могила замордованих НКВД українців у цистерні».
«До ганебних масових злочинів у Львові та Рівному прилучився само тепер відкритий більшовицький злочин у Таганрозі. Численні повідомлення й чутки завели німецьку владу на подвіря вязниці НКВД, що міститься на Сталінській вулиці. Там знайдено велику кількість цистерн. В два дні витягли з головної цистерни приблизно 90 жахливо побитих та покалічених трупів, яким страхітливо покалічили руки та ноги, та які у воді каналу так погнили, що їх тяжко розпізнати».
Без обсуждения публиковались распоряжения немецкого командования по соблюдению населением установленных решений и приказов, и всё, что комендант считал нужным поместить. В первом же номере от 4 сентября 1941 года комендант Бергер объявил:
«Всі особи, що належать до жидівської раси від 14 років, повинні при виході на вулиці або інші публічні місця носити на лівому передраменні білу пов’язку з синьою зіркою Давида».
Прогнозируемыми объявлениями военного времени стали распоряжения о введении комендантского часа, об ответственности горожан за укрывание и помощь военнослужащим Красной Армии, о возвращении награбленного имущества и о добровольном выселении из незаконно занятых пустующих квартир. Но самым зловещим объявлением стало распоряжение начальника СС и полицейского гарнизона полковника Никкельса от 6 января 1942 г.
«Всі жиди чоловічої та жіночої статі, незалежно від їх місця праці, повинні 9.1.42 до 13 годин з’явитись разом із своїми дітьми для евакуації в середню школу №25. Дозволяється з собою брати самі необхідні речі. Квартири закриваються на ключ. Ключі і документи беруться з собою. Хто цього розпорядження не виконає – буде розстріляний. Також будуть розстріляні особи, які знатимуть про місце перебування жидів і не повідомлять про це. Про це треба повідомляти німецьку поліцію, Німецька вулиця №13. Будуть розстріляні особи, які приховуватимуть жидів або даватимуть їм місце перебування».
После того, как евреи собрались на сборном пункте, их повели в сторону станции Баглей, шеренгами по пять-шесть человек в ряд. Вокруг конвой немецкой жандармерии с автоматами. Говорили, что на станции ждёт специальный поезд. Только после освобождения стало известно, что евреев никуда не отвезли. В юго-западной части недостроенного Баглейского коксохима, в водо-канализационной канаве их расстреляли, предварительно отобрав документы, вещи и ценности.
Каждый житель города, начиная с февраля 1942 года, имел право на получение хлебной карточки. При однократном пропуске даты отметки карточка аннулировалась. Любой желающий мог получить землю под огород. Но если до определённого срока земля не обрабатывалась, надел изымался. Всех владельцев велосипедов обязали зарегистрировать веломашины в транспортном отделе у автоинспектора с последующим получением соответствующего номера. Велосипед без номера подлежал конфискации. Игнорирование приказа о сдаче награбленного имущества или оружия могло обернуться смертной казнью.
Для предотвращения спекуляции военный комендант устанавливал предельные цены на продукты, которые не могли быть превышены продавцами. Покупателям под угрозой наказания также запрещалось предлагать более высокую цену за товар. Торговля вне базара запрещалась. В номере «Кам’янських вістей» от 11 сентября 1941 года майор Бергер опубликовал сообщение местной комендатуры:
«На основі постанови відносно найвищих цін я велів сконфіскувати солонину селянинові, який пропонував її по 60 карбованців за кг і тим самим підвищив установлені мною ціни (предельная цена за килограмм солонины равнялась 20 карбованцев – А. С.). Сконфісковану солонину віддано до розпорядження Міської Управи міста Камянського з ціллю використання для харчування бідного населення».
            Но при всех «незручностях і негараздах» у редакции газеты оставалось место и для собственных объявлений и публикаций программного характера. Номер «Кам’янських вістей» от 11 октября 1941 года появился под новой шапкой, знаковым элементом которой стал Малый украинский герб – Тризуб. Здесь же в качестве передовицы блистала статья редактора «Боротьба за чистоту та культуру мови».
Украинский патриот с филологическим образованием писал: «Як відомо, царський уряд мову українського народу вважав викривленим діалектом російської мови, царські міністри видавали суворі накази проти української мови, забороняючи користування нею в школах та установах, писати твори і навіть підписувати ноти. Русифікаційні заходи щодо української мови дійшли свого апогею після революції на основі «мудрої» сталінської національної політики, в наслідок якої вперто рік за роком впровадилась уніфікація української мови з мовою російською. Але ніякі русифікаційні заходи не в силі були знищити живу мову сорока мільйонного українського народу. Доки над українською землею сяє ясне сонце і буйний вітер колише золотими ланами збіжжя, а об береги б’ють з шумом хвилі Чорного моря – доти Україна буде Україною, а Москва буде холодною північною Московщиною, яка нашою працею і хлібом, нашим потом і кров’ю росла, багатіла і могутніла».
Статья «Леся Українка» вышла 26 февраля 1942 года. Знаменательная, но не самая круглая дата 71-й годовщины со дня рождения великой дочери украинского народа, послужила поводом для очередной патриотической манифестации.
- Леся Українка найвидатніша після Шевченка постать в українській класичній поезії, талановита творчість її звучить і сьогодні гнівним протестом проти будь-якого рабства і являється пристрасним співом борця за визволення людства. Силою свого слова, твердістю своєї думки та відданістю і безмірною любов’ю до свого українського народу – Леся Українка зайняла зараз же після Шевченка перше місце. А тому такий вдумливий і вибагливий критик як І. Франко мав повну рацію назвати її єдиним мужчиною серед українських письменників: «Від часу Шевченківського «Поховайте та вставайте» Україна не чула такого сильного, гарячого та поетичного слова, як із уст цієї слабосилої хворої дівчини».
Материалы для «Кам’янських вістей» поступали из разных источников. Например, ответственный секретарь Александр Горб приносил от Алексея Коваленко украинские журналы времён УНР 1919-1920 годов издания. По словам И. Куменко, «в доме у врача Коваленко можно было найти редкие экземпляры националистической литературы, которых нигде, ни в одной библиотеке не могло быть, ибо он всё хранил исключительно украинское. Однажды мы с Самойленко провели у него часа два, рассматривая редкие книги и картины».
Активно сотрудничал в газете учитель и инспектор отдела образования Алексей Сеник, приносивший свои стихи и статьи патриотического содержания, а также рецензии на постановки театра Шевченко.
В конце 1941 года в «Кам’янських вістях» за подписью Харитона Чёрного появилась статья под названием «Просвіта» – пробный камень в деле организации культурно-просветительского товарищества. Первое совещание интеллигенции города по вопросу его создания прошло в кабинете головы управы в ноябре 1941 года. В январе 1942 года статья «До праці, брати-інтелігенти» была подготовлена и опубликована в феврале.
В газету попадали и более серьёзные материалы с точки зрения пробуждения патриотического духа украинского населения. Поставщиками таких бомб замедленного действия выступала подпольная организация ОУН. По указанию Самойленко в «Кам’янських вістях» в каждом номере, начиная с 27 ноября 1941 года, помещались «Лекції з історії України». Они перепечатывались из «Самоосвітника», переданного в редакцию «студентом Юрком», руководителем городского Провода ОУН.
В конце ноября 1941 года заместитель редактора Иван Артюх предложил напечатать «Маніфест» украинских националистов, подписанный Степаном Бандерой. Куменко явился с манифестом в комендатуру, где переводчик Владимир Сорий очень серьёзно предупредил:
  - За публикацию такого материала комендант может строго покарать всех виновных; откуда у редактора этот документ?
После чего на глазах Куменко бумагу порвал.
К началу 1942 года в городе появилась новая оккупационная структура – «штадткомиссариат» во главе с комиссаром майором Кремером, задача которого состояла в тотальном контроле над гражданской жизнью, в том числе над деятельностью «Кам’янських вістей». Комиссариат разместился на Немецкой улице в здании бывшей Первой трудовой школы имени Дзержинского. Кремер начал с того, что стал присылать свои статьи для газеты, такие как «Расова політика націонал-соціализму», зачастую отказываясь утверждать местные материалы. Уже в середине января 1942 года штадткомиссар наложил запрет на лекции по истории Украины, которых к тому времени насчитывалось 20 разнообразных публикаций – от древнейших времён до московско-татарского союза. Даже статью о Шевченко оккупанты поместили свою – авторства Пауля Рорбаха, немецкого сочинителя на темы украинского национального движения. Предложенный редакцией заголовок «Національний пророк і борець за волю України» был заменён на «Т. Г. Шевченко».Ситуация осложнялась, над «Кам’янськими вістями» начали сгущаться тучи, появилась реальная угроза потери изданием национально-патриотического облика. В номере от 5 мая 1942 года в оформлении газеты произошло кардинальное изменение: вместо Тризуба появилась свастика. Впрочем, свастика продержалась всего лишь три месяца, после чего исчезла, и газета выходила безо всякой символики.
Столкнувшись с индустриальным кризисом, вызванным крайне большим числом немецких рабочих отправленных на фронт, руководство Третьего рейха приняло решение ввезти в Германию людей с захваченных территорий Восточной Европы. Эти люди, получившие название «остарбайтеры», использовались для нужд немецкой военной промышленности, а также в сельском хозяйстве. Первые эшелоны восточных рабочих отправились из Украины во второй половине января 1942 года. Поэтому главным полем деятельности штадткомиссара являлась организация кампании по добровольному выезду молодого трудоспособного населения Каменского в Германию и Австрию. И необходимо признать, что Кремер справился с поставленной перед ним задачей путём активной пропаганды «немецкого образа жизни».
Уже в январе нашлись желающие воочию увидеть образец европейской цивилизации. Но массовый отъезд молодёжи начался весной 1942 года. 5 марта от перрона станции Баглей отправился первый полноценный эшелон с добровольцами в количестве 300 человек. На следующий день – второй состав, в котором находилось 350 человек. 18 и 30 марта – ещё два поезда по 400 пассажиров.
            7 и 19 апреля за кордон выехали очередные группы, причём вторая отправка планировалась на 20 апреля, но в связи с наплывом желающих, отъезд перенесли на 19 число. То есть, только за март и апрель 1942 года около двух с половиною тысяч каменчан покинули родной город в стремлении ухватить жар-птицу за хвост.
21 мая «Кам’янські вісті» опубликовали «Звернення української інтелігенції Кам’янського до населення міста» с призывом исполнить свой патриотический долг и пополнить собой ряды «остарбайтеров». Под обращением штадткомиссар приказал проставить фамилии всех руководителей учреждений, даже тех, кто на собрании не присутствовал. В среду 27 мая 1942 года Кремер выступил с речью в Немецком доме. В бывший Дворец культуры металлургов приглашалось всё население города и, особенно, безработные, которым гарантировали, что их не арестуют во время мероприятия.
Вернувшийся из Германии рабочий Снисаренко Фёдор Никифорович, проживающий по улице Церковной, 90-1, выехал в Нюрнберг в январе 1942 года, где отработал четыре месяца на автозаводе МАН, но 29 мая вернулся по болезни домой. Теперь он ежедневно давал пояснения и консультации в Украинском доме. Как результат блестяще проведенной пропагандистской кампании, 10 июня 1942 года очередной состав с добровольцами выехал в Германию.
К середине 1942 года издательство газеты «Кам’янські вісті» размещалось на улице Немецкой-5, типография – на улице Марка Вовчка-10. В этот период Иван Куменко в редакции уже не трудился, и коллектив возглавил Пётр Бихно. Человек, преданный делу возрождения независимой Украины, он до своего назначения работал директором 20-й школы, где преподавал украинский язык и литературу.
Приближался новый 1942-1943 учебный год. В статье «Початок роботи в школі» газета поместила обязанности учителя начальной школы, разработанные отделом образования при городской управе:«Дати дітям міцні конкретні знання, прищепити їм практичні навички, привчити їх до сумлінної праці, виховати в них відданість Батьківщині і любов до батьків, повагу до вихователів і до старших, пошану до релігійних почуттів, любов до рідного краю і дружні почуття до великого Німецького Народу, що визволив Україну спід більшовицької неволі. В процесі своєї роботи вчитель мусить прагнути до того, щоб виховати людину, здатну усвідомити нерозривний зв’язок усіх українців як суспільства, пов’язаного спільною долею; людину, готову віддати свої сили для розвитку і добробуту України за керівництвом Великонімеччини». Вынужденное присутствие тезисов о «керівництві Великонімеччини» да «дружніх почуттів до великого Німецького Народу» не умаляют достоинств и силы документа. Кто имеет уши – услышит! Отдел образования при городской управе, а вместе с ним и редакция пытались доносить до школьника и читателя идеи истинной радости, основанной на чувстве любви и преданности к Родине. 
После Сталинградской катастрофы штадткомиссар ещё более закрутил гайки. В газете иногда в нескольких номерах кряду не появлялось ни одной информации о местной жизни. Ничто не выдавало того, что гитлеровской Германии приходит конец. В «Кам’янских вістях» передаются бесконечные сообщения об огромном количестве убитых и взятых в плен красноармейцев, сбитых советских самолётах, уничтоженных танках, потопленных кораблях союзников. Публикуются бравурные материалы, посвящённые дню рождения Гитлера, доклады рейхсминистра Геббельса и рейхсминистра Розенберга на тему ведения войны до победного конца, «доки останній ворог не ляже в землю». Но в феврале 1943 года, когда в театре вновь был организован концерт в память упокоения Тараса Шевченко, «Кам’янські вісті» приглашали жителей города посетить это патриотическое действо.
В воскресенье 22 августа 1943 года, практически за месяц до бегства оккупационных учреждений, на Театральной площади, украшенной большим портретом фюрера и национал-социалистическими знамёнами, проходило празднование «визволення міста». Под звуки сводного оркестра на площадь прибыл штадткомиссар Карл Альбрехт со своими сотрудниками, представители военного командования, немецкой полиции, немецких организаций и украинской вспомогательной управы. Комиссар открыл торжественное собрание кратким приветствием. После него выступил шефен (городской юрист) Поддерегин, яркая речь которого и в настоящее время могла бы служить образцом обличения большевизма в преступлениях перед украинским народом. Затем Альбрехт зачитал фамилии 47 каменчан, в основном представителей промышленных предприятий, для вручения им медалей и почётных грамот. Праздник закончился концертом, в котором приняли участие духовой оркестр местной авиачасти «Люфтваффе» под управлением «мюзикмайстра» Г. Лаунгардта, а также хор, оркестр и капелла бандуристов театра.Дни существования официального печатного органа Каменского завершились накануне эвакуации из города всех организаций и учреждений. Последний дошедший до нас номер датируется 4 сентября 1943 года. Долгие годы сведения об этой газете находились под запретом. Но нет ничего тайного, что не стало бы явным: клеймо «профашистская» смыто из личного дела газеты «Кам’янські вісті».

Источник: Александр Слоневский "Путешествие из Каменского в Днепродзержинск и обратно".-Каменское.-2017

Єлектронный ресурс газеты "Кам'янські вісті "https://libraria.ua/numbers/263/

Немає коментарів:

Дописати коментар