субота, 27 жовтня 2018 р.

Дніпродзержинська Мата Харі.Ч1

В 1943 году в управление НКГБ по Днепропетровской области поступили материалы о том, что жители Днепродзержинска Мария Цирлинг и её муж Никлай Захаров в период немецкой оккупации являлись предателями Днепродзержинского большевистского подполья. На основании этих данных 27-28 октября 1943 года Захаров и Цирлинг были арестованы и привлечены к следствию.


профессор института Лихнякевич,


Ольга Патцельт, преподаватель немецкого языка в 1-й школе.

Выполняя задание полиции, Цирлинг дважды выезжала в командировки: первый раз в Чигиринский район Кировоградской области и второй раз в город Киев. Во время упомянутых командировок Цирлинг добыла сведения о существовании подпольных групп в Киеве, Чигирине и Кировограде. Все эти сведения она передала полиции, которая произвела репрессии в отношении участников подполья. Действуя по заданию тайной полиции при СД, Цирлинг отвлекала участников подполья от активной работы против немецких оккупантов. Перед отступлением немцев из Днепродзержинска Цирлинг дала согласие начальнику гестапо Геллерфорту на выезд в Германию для учёбы в разведывательной школе. Однако в силу поспешного бегства немцев в Германию не выехала.
Захаров Н. Н., не желая служить в Красной Армии, дезертировал из истребительного батальона и преднамеренно остался проживать на оккупированной немцами территории. Проживая при немцах в Днепродзержинске, Захаров поддерживал тесную связь с начальником тайной полиции Корниенко, выдал полиции члена партии Гаркушу, который был арестован немцами, и дальнейшая его судьба неизвестна. Летом 1942 года Захаров вошёл в состав Днепродзержинского большевистского подполья, в котором являлся членом комитета, располагал обширными сведениями о деятельности и личном составе подполья. Он был непосредственно связан с руководителем подполья Ляудисом. 

секретарь подпольного комитета Ляудис

25 января 1943 года, в связи с провалом организации, Захаров был арестован полицией безопасности при СД, где в процессе следствия дал предательские показания о деятельности и личном составе подполья. По его показаниям был арестован ряд участников подполья: Ляудис Иосиф, Тарасова Любовь, Андриенко Татьяна, Жицкая Евгения, Вить Алексей, Витте Евгений и другие. Вообще после ареста Захарова было арестовано более 80 участников большевистского подполья. Находясь под стражей в полиции, Захаров использовался камерным агентом, доносил в полицию содержание разговоров, происходивших в камере между арестованными. Накануне отступления немцев из города Захаров из-под стражи полиции был освобождён за взятку. 
Следствие по делу Марии Цирлинг и Николая Захарова, а точнее, по делу провала коммунистического подполья в оккупированном Днепродзержинске, существенно отличалось от расследований конца 30-х годов.



 Тогда чекистам по спущенному плану давалась установка раскрыть определённое количество контрреволюционных и антисоветских организаций, увязав их с теми или иными отраслями промышленности, либо социальными и национальными группами. Следователям конкретно указывали на будущих врагов народа, либо они сами подбирали подходящий контингент и путём угроз, побоев и пыток добивались желаемого результата. Арестованные соглашались со всеми немыслимыми обвинениями в свой адрес, на очных ставках подтверждали взаимное участие во вредительской, подрывной, шпионской деятельности и, тем самым, подписывали себе смертный приговор. 
Теперь перед сотрудниками городского отдела госбезопасности стояла задача установить истину, что не мешало чекистам применять испытанные способы фальсификации. Но необходимо признать, что следственные действия были проведены весьма квалифицированно. Органами НКГБ четырежды выносилось постановление о продлении срока ведения дознания. Кроме обвиняемых, допрошены десятки свидетелей: рядовые члены большевистской организации, а также её руководители, жители оккупированного города, задержанные сотрудники полиции, тайные агенты Каменского гестапо и её начальник Вильгельм Геллерфорт. Собранные материалы составили пять увесистых томов.
Результаты следствия оказались настолько обескураживающими, что их пришлось засекретить на целых 70 лет не только от широкой общественности, но также от партийных и советских органов, оставшихся в живых участников коммунистического подполья. 

(Продолжение следует)

Источник: Александр Слоневский "Путешествие из Каменского в Днепродзержинск и обратно".Каменское-Издательский дом Андрей.-2017

Немає коментарів:

Дописати коментар