пятница, 2 ноября 2012 г.

В клубе "Интеллектуального кино" - комедия Луиса Бунюєля.


Вчера в клубе интеллектуального кино смотрели последний фильм великого испанца Луиса Бунюэля "Этот смутный объект желания". Этот фильм блистательно доказывает, что режиссер  был молод, неистощим на выдумку, задирист, язвителен и бунтарски настроен даже в свои семьдесят семь лет. Он давно мечтал экранизировать роман «Женщина и паяц» Пьера Луиса, несмотря на то, что он уже трижды был использован в кино: близко к тексту, как в одноимённой ленте 1959 года, поставленной Жюльеном Дювивье, или же вольно, по мотивам — в американской картине «Дьявол — это женщина» (1935) Джозефа фон Штернберга с неподражаемой Марлен Дитрих в главной роли.
Пожилой граф Матьё влюбляется в свою молодую служанку Кончиту, которая одновременно привлекает его к себе и ускользает, каждый раз оставляя в дураках, а вернувшись, всегда находит объяснение внезапному бегству и вновь очаровывает столь жаждущего обманываться мужчину. Но сохраняя костяк этого сюжета, Луис Бунюэль вместе с Жан-Клодом Карьером, своим постоянным сценаристом в 60—70-е годы, иронически отстраняет и «остраняет» действие, представляя его во флэшбэках как рассказ самого Матьё соседям по купе поезда. Граф, сам не осознавая, что он — лишь жалкий паяц, послушная марионетка в руках своевольной и капризной «роковой женщины», исповедуется и попросту плачется в жилетку шутовски выглядящему, но хранящему серьёзность и достоинство карлику, который, кажется, является профессором по психоанализу - рассказывала руководитель клуба Наталия Бохан.


Наталия Бохан
Метафора «смутный объект желания» — не только неясная, неразгадываемая, непредсказуемая женская сущность, к которой мужчина испытывает непреодолимое, находящееся за пределами разума, всепоглощающее влечение. Сообщения о действиях террористов из «группы революционной армии младенца Иисуса» (в этом определении — весь Бунюэль!) мелькают по ходу повествования и могут показаться вроде бы случайным фоном действия, однако не у этого мастера кино, всегда внимательного к любой мелочи. Ещё в фильме «Скромное обаяние буржуазии» ультра-революционеры представляли неминуемую угрозу смерти для наслаждающихся жизнью, едой и адюльтером буржуа и аристократов. А в последней работе режиссёра мотив Рока становится более настойчивым и грозным. Дело вовсе не в «роковой женщине», погубившей «жалкого паяца». Для этого «гедониста со стажем», который подрастерял своё «скромное обаяние», уже сама действительность превратилась в «смутный объект желания», нерасшифровываемый и вообще непознаваемый.

 
 
В ожидании фильма.

Комментариев нет:

Отправить комментарий